?

Log in

No account? Create an account

riga_pogudina


"7емь пятниц" 19 сентября 1997 года

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *

 

В   начало

Публикации

 

 

 

газета  "7емь  пятниц"

19  сентября  1997  года

  31

 

 

 

 

                            

 

                      Фото  из  личного  архива

 

 

 

 

       Романс  с  берегов  Невы

 

 

 

 

Олег  ПОГУДИН – 29-летний  певец  из  Санкт-Петербурга,  творчество  которого  полюбилось  рижанам,  побывавшим  на  его  июльском  концерте  в  зале  "Ave Sol".  Перед  новыми  рижскими  гастролями  Олег  дал  интервью  "7/5".

 

– Вы себя не относите к шоу-бизнесу?

 

– Нет. Естественно, я выступаю на сцене и зарабатываю этим себе на жизнь. Искусство и бизнес – вещи немножко разные. Это не снобизм – просто самоопределение. Раскрутка как громадный проект – прерогатива артистов поп-культуры.

 

– Романс, кажется, уже вписался в поп-культуру. Что Вас подвигло к тому, чтобы исполнять именно его?

 

– Я пою то, что мне нравится, начиная с классики. Меня интересовала и опера, но физических сил не хватает, чтобы оперой заниматься. Это определило мой сценический выбор. Романс – это естественность, характерная для русской культуры, которую я стараюсь нести, даже если исполняю французские или итальянские песни.

 

–  Вы не думаете расширить свой инструментарий?

 

– Я работаю с моим другом и постоянным аккомпаниатором в течение нескольких лет – гитаристом Мишей Радюкевичем. Мы думали и о флейте, скрипке. Был у нас и опыт ансамбля – пианист и гитарист. Электроника – нет. Это просто органическое неприятие, не люблю я её.

 

–   Ваши музыкальные предпочтения – что слушаете сами?

 

– Песенная музыка – романтическая не по стилю, а по настроению. Шаляпин, Собинов, Обухова, Лемешев. Много певцов хороших, которых я слушаю и у которых учусь. Современная песенная школа, конечно же, тоже существует, но, как и вся культурная традиция, терпит тяжёлые времена.

 

–  В Вашей творческой биографии много страниц, связанных со Швецией. Почему именно эта страна?

 

– Что меня порадовало в Швеции – это темперамент, очень сильно связанный с нашим севернорусским. Конечно, шведы гораздо больше замкнуты. Но их природа – те же берёзы, ели, звери, птицы… Только церкви лютеранские и немецкая архитектура. Швеция возникла у меня совершенно случайно:  в 1992-м я познакомился здесь на концерте с людьми, пытавшимися устроить в Питере шведское культурное общество. И меня пригласили в Швецию, как сейчас в Латвию – люди, не связанные с какой-то сценической деятельностью. Но за две недели у меня на ура прошли  23  концерта. Это мой первый опыт такого тяжёлого гастрольного ритма. И потом меня начали приглашать. В то время в России очень трудно было организовать концерты, записи. В 1993-м я выпустил в Швеции компакт-диск и прожил там четыре месяца. Немного освоив язык, я стал общаться с людьми и культурой – они мне показались симпатичными. Сдержанными, с чувством собственного достоинства, с какой-то чистотой в обычаях. И хотя сейчас нет необходимости туда ездить, со Швецией получилась любовь крепкая.

 

–     Почему у Вас песни все минорные?

 

– Найдите мажорные романсы! Романс по форме – романтический. Есть много весёлых русских песен, но всё-таки самые любимые, дошедшие до наших дней – они, конечно, минорные. Родители матери у меня живут на Украине, я украинских песен знаю достаточно. Фактически ни одной мажорной, сплошной минор – почвенный, сильный. К той же неаполитанской песне обратиться:  казалось бы, юг, страсти, темперамент – а всё равно минор. Наверное, такова традиция народной песни, посвящённой любви. Она решается в таких гармониях.

 

–  Жанр романса ещё называют "салонным"...

 

– У меня много таких романсов, которые трудно исполнять на большой сцене. А романсы "Гори, гори, моя звезда" или "Я встретил Вас…" можно петь на стадионах. Точно так же, как народную песню можно спеть вот так, сидя за столом друг против друга, а можно – на сто тысяч человек.

 

– Вы записали диск на стихи Лермонтова. Вы выделяете его из других русских поэтов?

 

– Я люблю и Пушкина, но когда читаю Лермонтова, душа отзывается каким-то своим кодом.

 

–  По тому, что Вы делаете, можно понять, что Вы – человек, живущий в православии. Как Вы к этому пришли?

 

– К вере? Я православный человек, стараюсь, насколько возможно, соответствовать тому, во что верю. А пришёл как?.. Господь призвал. Если рассказывать мой путь, это будет, возможно, банально и неинтересно. Я не приложил почти никаких усилий для этого. Началось всё с чтения Евангелия и закончилось тем, что я вошёл в православный храм.

 

– И Вы не думаете переключиться на религиозную тематику, церковные песнопения?

 

– Молиться нужно в храме или дома – во всяком случае, не напоказ. Другое дело – записи, их можно выпускать. Со сцены это опасно. Конечно, есть люди, которым это позволено и которые очень достойно это делают. Я пока не думаю, что имею на это право.

 

 

 

 

Записал

Николай  КАБАНОВ

 

 

 

 

В   начало

Публикации

 

 

 


 

* * *